Выжить вопреки – командир блай

10
янв
2010

Выжить вопреки (2009)

Перевод: Не требуется, cубтитры: отсутствуют
Формат: SATRip, AVI, XviD, MP3
Страна: Россия, ТК «Останкино»
Режиссер: Егор Морозов
Жанр: Документальный
Продолжительность: 00:51:40
Год выпуска: 2009
Описание:Без воздуха человек может прожить пять минут. На морозе, без одежды, погибнет через два-три часа. Жару +70 выдержит не больше пятидесяти минут. Без воды вытерпит 5 суток. Это обычные — средние — возможности человека. Но иногда происходит невероятное — человек переходит предел своих возможностей. И остается в живых. Вопреки логике и здравому смыслу.27 мая 1995 года в Нефтегорске произошло самое разрушительное землетрясение за последние сто лет. Всего за 17 секунд 17 панельных жилых домов сложились, как карточные домики, и превратились в груду бетона. На четвертые сутки среди развалин спасатели нашли двухмесячную Дашу Ягудину. У ребенка не было ни одной серьезной травмы. 10 июля 2008 года в Цимлянске Ростовской области от выброса ядовитого газа в канализационном люке отравились три сантехника. Надежды на спасение практически не было. После отравления метаном люди, как правило, умирают, не приходя в сознание. Один сантехник скончался на месте, второй — в машине скорой помощи. До больницы довезли только Владимира Ковылу. Он пережил 7 клинических смертей. Но остался жив. Вопреки всем прогнозам. Человек использует свои физические возможности только на 10 процентов.

Rencontres Du Film Court Antananarivo

Оставшиеся 90 процентов — резервные силы организма. Иногда, в экстремальных ситуациях, организм человека начинает работать в полную силу. Почему это происходит, науке не известно. Для спасенных все то, что с ними произошло, останется чудом.
Видео: 704×528 (1.33:1), 25 fps, XviD MPEG-4 ~1198 kbps avg, 0.13 bit/pixel
Аудио: 48 kHz, MPEG Layer 3, 2 ch, ~128.00 kbps avg


благодарности, а также конструктивное обсуждение раздачи способствует ее долгожительству и вдохновляет автора на создание новых.
Если Вам понравился фильм можете нажать на + у меня в профиле

Широко известная повесть в пересказе для детей.

Содержание:

Об авторе этой книги

Вильям Блай родился в английском городе Плимуте в 1754 году. Почти вся его жизнь связана с морем: в шестнадцатилетнем возрасте он взошел на борт корабля и в течение нескольких десятилетий оставался моряком — сначала матросом в британском военном флоте, а в двадцать два года стал штурманом на корабле у прославленного мореплавателя и открывателя новых земель капитана Джеймса Кука.

Во время совместных путешествий Блай работал под его руководством над составлением подробных морских карт южной части Тихого океана. Эти карты приобрели впоследствии мировую известность и помогли в дальнейших исследованиях. Тогда же на острове Отаите, известном позднее под названием Таити, они открыли незнакомое до той поры растение — хлебное дерево.

Снова служба на британском флоте, после чего Блай становится капитаном военного судна и отправляется на Таити, чтобы доставить оттуда хлебные деревья на острова Вест-Индии. Его корабль назывался «Баунти».

Во время плавания на нем вспыхнул бунт, и капитана Блая вместе с восемнадцатью моряками высадили в шлюпку посреди океана. Обреченные на смерть, они совершили удивительное путешествие длиной в 3000 миль и в конце концов вернулись живыми в Англию, где Вильям Блай опубликовал свои записи и воспоминания об этом мятеже и его последствиях.

Не он один пытался рассказать о случившемся — были и другие версии, в которых капитан Блай предстает как жестокий и безжалостный негодяй и авторы требуют суда над ним. Суд состоялся, военно-морской трибунал вынес оправдательный приговор, а самого Блая повысили в должности и поручили возглавить повторную экспедицию на остров Таити.

Длительное время он вел нелегкую жизнь военного моряка, а впоследствии был назначен на должность губернатора. Умер он в своем загородном доме под Лондоном в возрасте шестидесяти трех лет.

Глава 1. Зов моря

Еще будучи мальчишкой, живя в английском городе Плимуте, я мечтал стать моряком. Нет, не просто моряком, а капитаном! Капитан Блай, капитан Вильям Блай!

Antananarivo

А? Совсем неплохо!.. Хочу, чтоб в один прекрасный день люди заговорили обо мне как о величайшем мореплавателе!

Он мечтает стать моряком.

И вот моя детская мечта воплотилась в жизнь — в шестнадцать лет я стал моряком и продолжаю им быть по сию пору. Хотите знать, каким я взошел на борт корабля? Симпатичный смышленый юноша, с острым взглядом и крепкой жизненной хваткой, который вскоре одолел морскую науку и должен был вот-вот сделаться отличным мореплавателем.

На дворе стоял 1771 год, Англия была по-прежнему владычицей морей, крупнейшей и сильнейшей морской державой в мире. Её корабли бороздили океанские просторы от Северной Америки до Индии.

Однако жизнь на британском военном флоте была нелегка: дисциплина поддерживалась твердая, даже, можно сказать, свирепая. И на то были свои причины. Какие? Дело в том, что команды кораблей состояли в основном из скрывающихся от закона преступников, из бродяг, которых подбирали на улицах специальные отряды вербовщиков, — словом, из отбросов общества, и справиться с ними было не так-то просто: нужен глаз да глаз — ежеминутное наблюдение, наказание за малейшую провинность; нужно было все время держать их в узде, загружать работой. Работы на корабле хватало, и она была нелегкой. А пища бывала часто протухшей, пресной, воды недостаточно, овощей и фруктов давали мало. Вернее, начинали придерживать и экономить с самого начала плавания, чтобы дотянуть до конца и было чем предотвратить самую распространенную и опасную болезнь у моряков, уходящих надолго в море, — цингу, от которой люди слабели, у них размягчались и кровоточили десны и шла кровь из носа.

Нелегкая это работа — быть моряком.

Но несмотря ни на что я привык к этой трудной и опасной жизни, даже полюбил ее, с удовольствием учился морскому делу и вскоре мог уже неплохо ориентироваться по солнцу и звездам и вести корабль, обходя мели и подводные рифы.

Вот он — штурман.

Мне было двадцать два, когда один из самых известных и уважаемых морских командиров того времени капитан Джеймс Кук изволил выбрать меня своим штурманом, отправляясь в последнее — третье — плавание к островам в южной части Тихого океана. Много лет спустя события, случившиеся со мной в этих же краях, изменят всю мою жизнь, но пока я был по горло занят новым для меня делом и о будущем не слишком задумывался, потому что уже чувствовал себя счастливым.

Да, я ведь был не кем-нибудь, а штурманом — одним из главных на корабле, который назывался «Решительный» и плыл под командованием самого капитана Кука! И я отвечал за правильный курс корабля, за его безопасность — представляете? Для этого я должен был хорошо знать направление всех ветров и течений, свободно разбираться в оснастке судна — в тросах, цепях, стропах, парусах, что было очень нелегко, зато чрезвычайно интересно для меня.

Конечно, без помощи самого Кука я бы не справился со своей работой; он готовил меня к ней еще на суше и продолжал руководить мною на борту корабля. Многие часы проводили мы над морскими картами и судовыми журналами, сверяя их данные с нашими собственными наблюдениями, и все это время наш корабль и другой, следующий за ним под командованием капитана Кларка, продолжали плыть по разным океанам, мимо берегов Канады и северо-западной оконечности Америки…

Капитан Кук назвал этот островок моим именем.

Шел третий год нашего путешествия. Мы были первыми, кто сумел нанести на карту размеры Северной Америки с запада на восток — 4000 миль!

Вскоре мы бросили якорь возле одного из Сандвичевых островов (они же — Гавайские), чтобы пополнить запасы пищи и произвести ремонт обоих кораблей. На пути к стоянке мы проплыли мимо скалистого островка, не нанесенного на карты, и капитан Кук, указав на него пальцем, произнес:

— Отныне он будет называться «Шляпа Блая» в твою честь, Вильям…

Ожесточенный бой в Северном море.

На исходе третьего года плавания там же, на Гавайях, случилось ужасное несчастье: мой добрый друг и наставник, наш смелый капитан был убит туземцами, которые вообразили, что он какое-то божество и должен умереть, чтобы вернуться на небо. Этой же участи они собирались подвергнуть других моряков, высадившихся с ним на берег. Мне пришлось принять команду на себя, мы с боем пробились к нашим шлюпкам и вернулись на корабль. Капитана Кука заменил капитан Кларк. Плавание продолжалось.

К берегам Англии мы вернулись, проведя в море более четырех лет, и застали нашу страну в состоянии войны почти со всеми на свете — с ее американскими колониями, с Францией, Испанией и Голландией. Меня назначили штурманом на фрегат — трехмачтовый военный корабль, и почти сразу мы вступили в ожесточенный бой в Северном море, а двумя месяцами позже мне присвоили звание лейтенанта.

Но тут война окончилась, на военных кораблях делать стало почти нечего, и, чтобы прокормить семью, я согласился принять команду над торговым судном, отправляющимся в южные моря, на остров Таити, по следам первого путешествия капитана Кука, чтобы наладить оттуда торговлю плодами хлебного дерева.

.

—>

Уильям Блай

     Море всегда уважало сильных и волевых людей, и, как мы уже не раз писали, многие проблемы у первооткрывателей возникали не только из-за трудностей плавания, но и из-за чрезмерно своевольной и буйной команды. Что уж говорить о тех, кто стоял во главе корабля? Эти люди должны были обладать поистине железной волей…

История мятежа на «Баунти», британском корабле, который крейсировал в южных морях под командой капитана Уильяма Блая, еще долгое время будет увлекать воображение авторов приключенческих романов и кинофильмов.

В сентябре 1787 года лейтенант Уильям Блай, участник третьей экспедиции Кука, был послан в южные моря, чтобы взять на Таити саженцы хлебного дерева и доставить их в Вест-Индию. В октябре 1788 года он прибыл на Таити, открыв по пути острова Баунти к юго-востоку от Новой Зеландии, и на Таити целых пять месяцев моряки вели погрузку саженцев. В апреле 1789 года «Баунти» зашел на острова Тонга и оттуда направился в Вест-Индию.

Блай был свирепым и беспощадным командиром. За любые провинности он жестоко наказывал матросов, и экипаж люто возненавидел его. Расправа с штурманом Флетчером переполнила чашу терпения, и 28 апреля 1789 года, ночью, заговорщики схватили Блая, вытащили его на палубу в одной рубахе и устроили над ним некое подобие суда, на котором председательствовал Флетчер. Согласно приговору, матросы посадили Блая и оставшихся верными ему восемнадцать офицеров и матросов на баркас и оставили их на произвол судьбы, а сами на «Баунти» отправились к острову Таити. Там они взяли на борт шесть таитян и двенадцать таитянок и двинулись дальше на поиски безопасного убежища.

На Таити, однако, часть мятежников осталась. Это были люди, которые лишь пассивно участвовали в заговоре против Блая, и они надеялись, что к ним британский морской трибунал отнесется с должным снисхождением.

Экипаж «Баунти» долго странствовал в водах Полинезии и в конце концов высадился на необитаемом острове Питкэрн.

В жестоких усобицах погибли все таитяне и большинство англичан. К 1800 году в живых остался лишь один мужчина — Александр Смит, принявший имя Джона Адамса. Адамс в качестве вождя-патриарха много лет правил общиной, состоявшей из его жен, сыновей, дочерей, внуков и внучек. О поселении на Питкэрне в Европе узнали только после того, как этот остров посетило в 1808 году американское судно «Топаз».

Английское правительство «простило» Адамса и приняло под свое покровительство эту странную колонию. Потомки Адамса населяют сейчас не только остров Питкэрн, но и остров Норфолк, куда двести питкэрнцев переселились в 1856 году.

Блай и его восемнадцать спутников остались в открытом море, в 30 милях от острова Тофуа. У них не было ни карты, ни огнестрельного оружия, вода и продовольствие оставлены им были в обрез. На Тофуа, ближайшем из островов Тонга, им высадиться не удалось: островитяне встретили их чрезвычайно враждебно.

Город Антананариву, столица Мадагаскара

Поэтому Блай не решился идти к другим тонганским островам и направился через Торресов пролив к Тимору.

По пути к Торресову проливу 4–7 мая 1789 года Блай открыл острова Янгасу, Моте, Нгау, Наираи, Вити-Леву, Коро и Ясаву в группе Фиджи, а 14–15 мая — острова Мотта, Саддл-Айленд, Риф-Айленд и Ватганаи в группе островов Банкса.

Однако моряки нигде не высаживались, опасаясь островитян.

На тридцать второй день плавания совершенно изнуренная команда баркаса достигла Торресова пролива, и на одном островке, откуда на следующий день моряков изгнали местные жители, им удалось добыть различные плоды и пресную воду.

Испытав всевозможные лишения, Блай и его спутники прошли через Торресов пролив и добрались до Тимора. В 1790 году Блай возвратился в Англию.

На поиски мятежников немедленно был послан корабль «Пандора» под командованием капитана Эдуарда Эдвардса (1791). Эдвардс отправился к Таити через архипелаг Туамоту, открыл к югу от этого архипелага остров Дюси и нанес на карту острова Марутеа и Туреиа; на Таити он поймал нескольких мятежников с «Баунти» и отправился на запад. Любопытно, что Эдварде вскоре «потерял» пленных мятежников. Они плыли на небольшом судне, которое собственными руками построили на Таити, и командовал ими унтер-офицер с «Пандоры» Оливер. Восточнее островов Самоа Оливер разлучился с Эдвардсом и догнал его только у берегов Явы.

От Таити Эдвардс направился через Торресов пролив в Батавию и по пути открыл остров Нукунону (12 июня 1791 года) в группе Токелау, острова Ротуму, Фатаку и Ануту (8–12 августа того же года) к северу от Фиджи.

Даже активное участие «мятежников» в этом беспримерном переходе через Тихий океан не смягчило британский суд. Английские морские законы того времени знали только одно наказание за бунт на корабле — виселица. Из десяти доставленных в Англию на суд мятежников трое были приговорены к повешению.

В 1792 году в Тихом океане снова появился Блай, на этот раз во главе экспедиции, посланной на острова Фиджи. Хотя острова Фиджи были открыты Тасманом еще в 1643 году, европейские мореплаватели либо оставляли их в стороне, либо проходили мимо них, не высаживаясь на берег. Блай в августе 1792 года нанес на карту большинство островов архипелага Фиджи и подробно описал обитателей островов Лакемба и Нгау.

Острова Фиджи населены меланезийцами, и первое, что бросилось в глаза Блаю, был темный цвет их кожи. Однако Блай решил, что краска эта искусственная. Его ввело в заблуждение то обстоятельство, что в некоторых каноэ, подходивших к кораблям, сидели люди «еще более светлые, чем таитяне». Вероятно, это были выходцы с островов Тонга, которых много было на островах Фиджи.

Блай отметил, что архипелаг Фиджи очень густо населен и что земли здесь превосходно возделаны. Он очень высоко оценил мореходные качества фиджийских каноэ.

Умный сайт © 2012-2018 admin@smartwebsite.ru

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *