Лекция карла сагана о религии

1.

Карл Саган «Наука в поисках Бога»

Первым в этом списке великих будет Томас Эдисон, который подарил всему миру электрическую лампочку и много других полезных изобретений. Не отучившись даже полугода, Томаса Эдисона выгнали из школы, а его учитель сказал, что он умственно отсталый, и ничему никогда не научится.

2. Дарвин в свое время бросил заниматься медициной, и его отец укорял его в этом, говоря ему следующие слова: Тебя мало что волнует в этой жизни, кроме твоих собак и крыс.

3. Уолта Диснея уволили из газеты, так как считали, что у него совсем нет фантазии, чтобы генерировать новые идеи.

4. Совершенно бесполезным учеником считали Бетховина, а именно так считал его учитель.

5. Альберт Эйнштейн научился разговаривать, когда ему исполнилось 4 года, а в школе его тоже все принимали за умственно неполноценного ребенка и ученика.

6. Великий скульптор Роден три раза подряд не мог поступить в школу искусств, и даже его отец считал его идиотом.

7. Император Фердинанд однажды сказал великому композитору Моцарту, что в его Женитьбе Фигаро слишком мало шума и слишком много нот.

8. Мало кто знает, что Менделеев на самом деле по предмету химия имел оценку «удовлетворительно», но это не помешало ему создать таблицу химических элементов, без которой сейчас просто невозможно представить химию, как науку.

9. Все знают Генри Форда и его автомобили, но мало кто знает, что на самом деле он был безграмотным человеклм, выросшим на ферме, который даже писать и читать не умел, и прежде чем добиться такого высокого успеха, он много раз становился банкротом и терял все свои деньги.

10. Изобретатель радио Маркони вместо того, чтобы стать признанным гением, угодил в психиатрическую клинику, когда заявил, что может передавать голос на расстояния. А через несколько дней, благодаря этому изобретению были спасены тысячи жизней моряков.

На этом сайте  вы можете купить аппарат прессотерапии по доступным ценам и высокого качества.

Запись опубликована автором adminuspeh в рубрике Истории успеха и уникальные бизнес-идеи.

Скептицизм и чудо: миры Карла Сагана

В 1985 году известный астрофизик и один из самых ярких популяризаторов науки Карл Саган прочитал девять лекций, посвящённых «естественной теологии» — познанию Бога при помощи логики, научных наблюдений и экспериментов.

Право читать Гиффордские лекции считается показателем интеллектуального престижа: до Сагана этим правом воспользовались, к примеру, Альфред Норт Уайтхед, Ханна Арендт, Нильс Бор и Вернер Гейзенберг. Психолог Уильям Джеймс на основе своих лекций составил книгу «Многообразие религиозного опыта», которая до сих пор остаётся классикой религиоведения. Лекции Сагана были опубликованы уже после его смерти, в 2006 году. Назывались они «Многообразие научного опыта. Личный взгляд на поиск Бога».

Всё, что делал Саган, пронизывала вера в познавательные способности человека и силу научного скептицизма.

Он считал, что всё происходящее во Вселенной можно объяснить при помощи разума. Гипотезы, наблюдения и эксперимент являются куда более мощным познавательным инструментом, чем вера и религиозные откровения. На самом деле наука рисует перед нами гораздо более грандиозную картину мира, чем традиционные религии. Все старые божества, наипрекраснейшие ангельские создания и самые красочные мифы бледнеют перед тем, что учёные узнали о космосе и происхождении жизни за последние десятилетия при помощи разума и наблюдений.

Как получилось, что ни в одной из популярных религий её последователи, попристальней присмотревшись к науке, не заметили: «Так всё, оказывается, гораздо лучше, чем мы думали! Вселенная намного больше, чем утверждали наши пророки, — величественнее, элегантнее, сложнее»? Религия — неважно, старая или новая, — прославляющая открытое современной наукой величие Вселенной, вызывала бы восторг и почтение, которое и не снилось традиционным культам.

— Карл Саган,
из книги «Наука в поисках Бога»

Именно этот восторг и почтение перед Вселенной он и стремился передать в своём творчестве. На книгах и фильмах Сагана были воспитаны многие современные учёные и популяризаторы науки. Самый яркий пример — Нил Деграсс Тайсон. Его документальный сериал «Космос. Путешествие сквозь пространство и время» — это продолжение сериала, который был снят 35 годами ранее. «Космос» Карла Сагана вышел на экраны в 1980 году и произвел завораживающий эффект на миллионы зрителей. Музыка Вангелиса, космические пейзажи, глобальные масштабы времени и пространства — и закадровый текст, написанный поэтическим, почти визионерским тоном:

«Космос — это всё что есть, что когда-либо было и когда-нибудь будет. Одно созерцание Космоса потрясает: дрожь бежит по спине, перехватывает горло, и появляется чувство, слабое, как смутное воспоминание, будто падаешь с высоты.

10 людей, которые привьют вам любовь к науке

Мы сознаём, что прикасаемся к величайшей из тайн».

В сериале хватало места и менее возвышенным, но замечательным фразам, которые хочется цитировать и сегодня. Вот пара образцов: «Если вы хотите приготовить яблочный пирог с нуля, вы должны сначала создать Вселенную»; «Динозавры появились в канун Рождества». Достаточно посмотреть первую серию, чтобы убедиться: «Космос» прекрасно работает до сих пор (хотя кого-то может отпугнуть неспешный ритм и устаревшие спецэффекты).

В последние десятилетия XX века Карл Саган был настоящей научной суперзвездой.

На эту роль сегодня может претендовать разве что Ричард Докинз или Стивен Хокинг. Как и Докинз, Саган немало времени уделял критике псевдонаучных заблуждений и веры в сверхъестественное. Но делал он это, впрочем, гораздо более спокойным тоном.

«Брак скептицизма и чуда» — так называется одна из глав его книги «Мир полный демонов. Наука, как свеча во тьме». Саган признаёт, что голый скептицизм сам по себе даёт нам мало полезного — хотя бы потому, что оставляет в полном неведении относительно окружающего мира. Рационализм тоже ограничен в своих возможностях — ведь он не даёт нам способности изумляться. Саган понимал, что без страсти и воображения разуму остаётся занимать себя только скучным перебором фактов. И отказ ото всех догм вовсе не означает, что из мира изгнана тайна.

Науку часто обвиняют в «расколдовывании мира»: якобы знание о том, как устроена радуга, лишит это явление былого поэтического очарования. На самом деле тайна никуда не уйдет, даже если мы опишем радугу как оптическое явление и доберёмся до каждой молекулы света, из которых она состоит. В своих Гиффордских лекциях Саган говорит именно об этом — о науке как об «осведомлённом поклонении», в котором ничто не может быть священным, кроме самого процесса поиска.

Карл Саган был одним из первых энтузиастов поиска внеземных форм жизни и разума на просторах Вселенной. Он немало сделал для продвижения проекта SETI (Search for Extraterrestrial Intelligence), который первоначально был предназначен распознавания радиосигналов из космоса. Без него вряд ли бы осуществилось одно из самых романтических предприятий XX века — запуск «приветственных открыток» от землян для наших инопланетных соседей. Это знаменитые золотые пластинки с Вояджера-1 и Вояджера-2: изображение мужчины и женщины, указание на расположение Земли относительно ближайших пульсаров, а также земная музыка и записанная речь. Вот одно из посланий, которое было отправлено из 1977 года в неизвестное будущее:

Это — подарок от маленького далёкого мира: наши звуки, наша наука, наши изображения, наша музыка, наши мысли и чувства. Мы пытаемся выжить в наше время, чтобы жить и в вашем. Мы надеемся, настанет день, когда будут решены проблемы, перед которыми мы стоим сегодня, и мы присоединимся к галактической цивилизации. Эти записи представляют наши надежды, нашу решимость и нашу добрую волю в этой Вселенной, огромной и внушающей благоговение.

— Запись, отправленная в космос на корабле «Вояджер-2»
Текст прочитал президент США Дж. Картер

Через пару десятков лет Вояджер-2, несущий это послание, выйдет за пределы Солнечной системы, потеряет связь с Землёй и затеряется в межзвёздном пространстве. Вероятность того, что его послание кто-нибудь прочтёт даже спустя миллиарды лет близка к нулю. Но нам почему-то нравится думать, что наши мысли и голоса совершают путешествие к другим мирам. Нам нравится считать, что кто-нибудь — кто-то совсем непохожий на нас — может нас услышать.

Некоторые сравнивают поиски инопланетного разума с поисками Бога. Астрономы прослушивают космос; верующий обращается к собственной душе. Учёные терпеть не могут таких сравнений, но в каком-то смысле психологическое сходство здесь действительно есть — оба стремятся к познанию и диалогу.

В своём единственном научно-фантастическом романе Карл Саган описал то, что его всегда занимало — контакт с внеземным разумом. В космическую обсерваторию поступают радиосигналы, в которых внезапно угадывается разумный смысл. Героиня романа, радиоастроном Леонор Эрроуэй вместе с другими учёными расшифровывает сигнал, который оказывается инструкцией по сборке хитроумного механизма. С помощью этого механизма учёные, пролетев по «кротовым норам», оказываются в другой части Вселенной и вступают в диалог с инопланетными существами. Проблема возникает при возвращении на Землю. Все дневники и полевые записи оказываются уничтожены, и учёные вынуждены поверить собственной памяти и пережитому опыту.

В «Драконах Эдема» Саган пытался примирить творческое правое полушарие с левым рациональным. Это книга о происхождении разума — и о том, что для человека разум не существует в отрыве от чувств и эмоций. Если бы могли увидеть человека насквозь, как инопланетяне из романа «Контакт», вот что бы мы нашли у него внутри: «Чувства, воспоминания, инстинкты, заученные навыки, прозрения, безумие, сны и любовь. Любовь имеет существенное значение. Словом, интересная смесь».

Энн Друян — супруга учёного и редактор сборника его Гиффордских лекций — пишет в предисловии к этой книге: «Карл Саган был ученым, но некоторыми своими качествами напоминал мне ветхозаветных пророков». Эти слова перекликаются с её же вступлением к его сериалу «Космос»:

«Это не только история смелого научного предприятия, но и попытка передать духовную высоту его главного открытия: нашего единства со Вселенной».

Наука даёт немало фактических оснований для этого чувства: от единого строения ДНК у всех форм жизни на Земле до единства физических законов для всей видимой части космоса. Но осмыслить или обосновать это ощущение единства со Вселенной чисто рациональным путём у вас вряд ли получится.

В мире Карла Сагана скептицизм и чудо прекрасно уживаются друг с другом. Наука подхватывает стремление к непознанному, которым руководствовалось человечество уже тысячи лет, и дополняет его методом, который оказался гораздо могущественнее всего, что было придумало им до сих пор. В 1928 году Бертран Рассел охарактеризовал этот метод следующими словами: «Не следует верить предположению, у которого нет никаких оснований считаться верным». Но в то же время нам не нужно бояться мечтать. Мечты — это карты. Они задают направления для будущего поиска.

481 views

Нил Деграсс Тайсон: биография

Тайсон является критиком теории струн, его оппозиционное мнение основано на чрезмерной опоре теории струн на математические прогнозы в ущерб проверяемым величинам.

Оценки

  • В дополнение к ранее полученным званиям, Тайсону присвоили свои почётные докторские степени следующие учебные заведения: Университет города Нью-Йорк, Доминиканский колледж, Колледж Рамапо, Университет Ричмонда, Блумфилдский колледж, Северо-восточный университет, Университет Пейс, Вильямс колледж и Университет штата Пенсильвания.

Также Колумбийский университет присвоил ему Медаль совершенства.

  • В 1996 году журнал Crain включил Тайсона в список «40 under 40» (40 лучших ньюйоркцев в возрасте до 40 лет).
  • В 2000 году журналом «People» Тайсон был назван «Самым Сексуальным Астрофизиком».
  • Тайсон является любителем вин, коллекция которого была отмечена в номере от 31 мая 2000 газеты Wine Spectator, а также в весеннем выпуске Мира изысканного вина (англ. ).
  • В 2004 году доктор Тайсон был отобран в качестве одного из «50 Самых Значительных афроамериканцев» среди учёных-исследователей.
  • Тайсон был признан журналом «Тайм» одним из «100 самых влиятельных людей 2007 года».
  • В декабрьском номере 2008 года журнал Discover признал его одним из «50 лучших мозгов в науке».
  • В 2009 году Тайсон получил премию Айзека Азимова от Американской ассоциации гуманистов.

    Премия была вручена ему 5 июня 2009 на ежегодной конференции ассоциации, которая состоялась в г. Темпе, штат Аризона.

Публикации

До 1993 года Тайсон опубликовал несколько статей в научных журналах, а с 1994 года начал писать и научно-популярные книги.

Книги

Нил Деграсс Тайсон Секреты Плутона = The Pluto Files: The Rise and Fall of America’s Favorite Planet. — New York: W. W.

Саган — Наука в поисках Бога

Norton & Company, 2009. — ISBN 0-393-06520-0
An exposition of the often-tempestuous correspondence between Tyson and his colleagues as well as between Tyson and school children—all over the demotion of Pluto from its planet status.

Нил Деграсс Тайсон Смерть в чёрной дыре и другие космические трудности = Death By Black Hole, And Other Cosmic Quandaries. — New York: W. W. Norton & Company, 2007. — ISBN 0-393-33016-8
Антология лучших эссе Тайсона, напечатанных в Журнале естественной истории (англ. Natural History) под заголовком «Вселенная» (англ. Universe).

Нил Деграсс Тайсон, Дональд Голдсмит Происхождение: 14 миллиардов лет космической эволюции = Origins: Fourteen Billion Years of Cosmic Evolution. — New York: W.

W. Norton & Company, 2004. — ISBN 0-393-32758-2
The remarkable beginnings of life, the universe, and everything. Companion Book to the PBS-NOVA series on cosmic origins. Premiered September 28-29, 2004

Нил деГрасс Тайсон об НЛО (субтитры)

Все видео

Нил Деграсс Тайсон (Соавтор.) Космические горизонты: астрономия на переднем крае = Cosmic Horizons: Astronomy at the Cutting Edge. — New York: The New Press, 2001. — ISBN 1565846029
A collection of twenty contributed essays on the modern frontier of astrophysics, with commentary and historical material added by the editors. A book conceived along with the 2000 opening of the Hayden Planetarium and Rose Center for Earth and Space.

Нил Деграсс Тайсон, Чарльз Лиу, Роберт Ирион Одна Вселенная: дома в космосе = One Universe: At Home in the Cosmos. — Washington, DC: Joseph Henry Press of the National Academy of Sciences, 2000. — ISBN 0-309-06488-0
The connections of astrophysics with everyday life. The companion book to the 2000 opening of the Hayden Planetarium and Rose Center for Earth and Space.
Книга получила приз «Научная книга 2001 года» Американского института физики.

Расширенное онлайновое издание книги «One Universe: At Home in the Cosmos».

Нил Деграсс Тайсон Небо не предел: Приключения городского астрофизика = The Sky Is Not the Limit: Adventures of an Urban Astrophysicist. — 1-е изд. — New York: Doubleday, 2000. — ISBN 978-1-59102-188-9

Нил Деграсс Тайсон Небо не предел: Приключения городского астрофизика = The Sky Is Not the Limit: Adventures of an Urban Astrophysicist. — 2-е изд, испр.. — Amherst, NY: Prometheus Books, 2004. — ISBN 978-1-59102-188-9
Автобиографические размышления.

Нил Деграсс Тайсон Настоящее посещение этой планеты = Just Visiting this Planet. — New York: Main Street Books, an imprint of Doubleday, 1998. — ISBN 0-385-48837-8
A collection of six years from a Q & A column written monthly for Star Date Magazine. Sequel to Merlin’s Tour of the Universe (see below) that contains chapters of questions about astronomy and space asked by the general public and answered through the pen name Merlin.

Нил Деграсс Тайсон Вселенная спустилась на Землю = Universe Down to Earth. — New York: Columbia University Press, 1994.
Essays on special topics in astronomy that evolved principally from invited talks and lectures delivered for introductory college astronomy classes at Columbia University, University of Maryland, and University of Texas. The book uses creative household analogies to help bring complex topics of the universe to the lay reader.

Нил Деграсс Тайсон Путешествие Мерлина по Вселенной = Merlin’s Tour of the Universe. — New York: Columbia University Press, 1989.
Thirteen chapters of questions about astronomy and space asked by the general public and answered through the pen name Merlin.

Избранные статьи

  • «Периметр невежества», англ. Perimeter of Ignorance, журнал Natural History, ноябрь 2005 года.
  • «Ужас, ужас», англ. The Horror, The Horror. После трагедии 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке, Тайсон, проживавший неподалёку от места событий и будучи очевидцем, опубликовал это открытое письмо с описанием увиденного.
  • «Святые войны», англ. Holy Wars, журнал Natural History, октябрь 1999 года

Комментарии

Галилео Галилей

великий ученый Возрождения, философ, математик, астроном, изобретатель

Карл Гуте Янский

американский физик и радиоинженер, основоположник радиоастрономии

      Французская буржуазная революция способствовала популяризации римской истории. «В классически строгих преданиях римской республики борцы за буржуазное общество нашли идеалы и искусственные формы, иллюзии, необходимые им для того, чтобы скрыть от самих себя буржуазно-ограниченное содержание своей борьбы, чтобы удержать свое воодушевление на высоте великой исторической трагедии» «Герои, равно как партии и масса старой французской революции, — в римском костюмеи с римскими фразами осуществили дело своего времени, — они освободили от феодальных уз и возвели здание современного буржуазного общества».

      Работы французских исследователей по римской истории популяризировали мысли, высказанные в эпоху Просвещения.

      Новые направления в изучении римской истории относятся к началу XIX в., ко времени окончания войн Наполеона. Историки этого времени выступают против рационалистических общественных теорий XVIII в. Это — время романтизма, идеологического течения, которое нашло своё выражение главным образом в литературе, но оказало вместе с тем влияние и на развитие истории.

      Романтиков интересует прежде всего сам народ, самобытные его черты, нашедшие выражение в преданиях и быте. Государство и право для романтиков было продуктом исторического развития. Романтизм оказывает влияние и на развитие римской истории. Основателем нового течения в изучении раннего римского прошлого был БартольдТеорг Нибур (1776—1831 гг.).

      Сын путешественника-ориенталиста, Нибур родился в Копенгагене и провёл детство в Голштинии. Нибур не был учёным-профессионалом; он был практическим деятелем. В Дании он занимал должность секретаря министра финансов и директора Национального банка. В период войн с Наполеоном он был приглашён в Берлин, где -получил назначение по министерству финансов и вместе с тем стал читать лекции во вновь открытом Берлинском университете; после победы над Наполеоном Нибур был посланником в Риме, а с 1825 г. жил в Бонне и преподавал в университете.

      Жизнь в Голштинии познакомила Нибура со сложной системой аграрных отношений в этой области. Практическая деятельность способствовала расширению его политического горизонта. Главным произведением Нибура была его «Римская история». Выходить она начала ещё с 1811 г.но последний, третий, том её появился лишь после смерти автора. Труд этот остался незаконченным: изложение римской истории в нём доведено до конца первой Пунической войны.

      Нибур является основателем критического метода в изучении истории. Известия о ранних периодах римской истории он считает недостоверными. Но в отличие от скептиков XVII и XVIII вв. он не ограничивается этим признанием. Нибур считал, что историк должен установить, каким образом возникла традиция, и на основании этих изысканий восстановить истинный ход событий. В духе романтиков Нибур говорит о существовании римского эпоса. Он создавался и сохранялся, по его мнению, главным образом в знатных родах.

      С начала Республики у римлян появились частные летописи, а после галльского пожара жрецы стали вести «Великие летописи», послужившие основой для трудов анналистов.

Скептицизм и чудо: миры Карла Сагана

Таким образом, несмотря на недостоверность традиции, в ней заключается историческое ядро, которое может быть восстановлено. Нибур придаёт большое значение той этнографической почве, на которой вырос Рим.

      Он предлагает свою теорию
возникновения города из слияния разноплемённых общин, обосновывает теорию возникновения плебса в результате завоевания римскими царями латинских поселений. Большое значение придаёт Нибур этрусскому влиянию. Первых двух царей Нибур считает легендарными, что же касается рассказов о последних царях, то хотя в них много недостоверного, они всё же восходят к истинным событиям. Одно за другим разбирает Нибур известия, относящиеся к
республиканским временам, сопоставляя различные версии, стараясь отделить достоверное от недостоверного.

      Большую роль в построениях Нибура играет аналогия. Нибур широко привлекает и данные европейской истории и сведения о жизни отсталых народов, считая, что задачи историка не ограничиваются установлением фактов, он должен изучать быт народа. Нибур первый обратил внимание на то, что в древности в Риме, как и у других народов, существовал родовой строй.

      Род, по мнению Нибура, являлся искусственной организацией (группой семей). В этом определении немало ошибочного, но «первым историком, который имел хотя бы приблизительное представление о сущности рода, был Нибур, и этим, — но также и своими почерпнутыми прямо оттуда ошибками, — он обязан своему знакомству с дитмаршенскими родовыми общинами».

      Нужно заметить, что синтетические построения удавались Нибуру меньше, чем критический анализ источников, восстановление отдельных фактов и характеристика отдельных сторон социальной истории. Он не дал нового объяснения всего хода римской истории, но явился основателем критического метода в истории и тем самим оказал влияние на разработку не только римской истории, но и всех областей исторического знания.

      Нибур не создал школы в строгом смысле этого слова, но его идеи и метод были восприняты представителями передовой исторической мысли. Проблемы ранних периодов римской” истории становятся одними из наиболее актуальных в европейской историографии.

      Ближе других к Нибуру стоял Альберт Швеглер (1819—1857 гг.). В критике римской традиции особенное значение Швеглер придавал этиологическим мифам (это понятие впервые было введено им в науку), которые объясняли какие-нибудь обычаи или собственные имена, истинное значение которых было забыто.

      Взгляды Нибура оказали влияние и на развитие римской историографии в России. Интерес к римской истории пробуждается в России ещё в XVIII в. Академия наук выпускает ряд переводов произведений античных авторов и новых сочинений но римской истории. Много произведений переводится и в начале XIX в. Латинские авторы были хорошо известны русским поэтам начала XIX в. и оказали влияпие на их творчество. Влияние Нибура сказалось вначале не на историках Рима, а на русских историках (Каченовский, Полевой).

комментариев (0)

Leave a Comment